Головна » Твори » Вірші » David Bowie

9/11

Это был первый раз, когда я осознала значение breaking news, горячих новостей. С тех пор каждый раз, когда передача прерывается для новостей я ожидаю услышать что-то столько же ужасное.

Вторник, 4 или 5 часов вечера. Я недавно вернулась со школы и занималась ничегонеделанием, просто смотрела телевизор и разговаривала с мамой. Там шел какой-то сериал (сейчас уже и не вспомню). Как это все останавливается, врезаются новости с сообщением, что самолеты врезались в нью-йоркские башни-близнецы. И кадры с дымом, огнем… Я не помню, что и как говорили. В памяти засел только образ - две башни, из которых валит черный дым. Потом каждые полчаса новости рассказывали новую информацию. И это было так страшно, что в тот момент сработала защита: все казалось не таким уж серьезным. Подумаешь - теракт. В фильмах часто показывают теракты и попытки их совершить, но доблестные герои всех спасают. Все заканчивается хорошо… Осознание пришло позже, когда появилась полная информация всего случившегося, масштабы теракта. Ведь горящие башни - страшно. Но обрушившиеся башни - это ужасно. Одно из тех событий, что навсегда меняют мир и меняют людей. Это трагедия, которую пережили жители Нью-Йорка и Вашингтона, американцы, но которая затронула почти каждого жителя планеты, как бы говоря “ты не в безопасности”.

Было сожаление и сочувствие тем, кто потерял тогда близких и родных. Был отчасти страх. Но это далеко, на другом конце планеты. Реальные последствия для себя я ощутила намного позже, зимой 2013-14 годов. Когда каждый день ожидаешь чего-то страшного. Пугаешься от каждого низко пролетающего вертолета, выстрелов петард, остановки поезда под станцией Крещатик… Ведь ты просто ожидаешь этого, хоть и веришь, что все будет хорошо. И, когда худшее наступает, у тебя такой шок, что все снова кажется невозможным, далеким и ты отказываешься воспринимать факты…

Утром (по местному времени) террористы захватили 4 самолета. Два из них влетели в башни-близнецы, разрушив их полностью. Третий разрушил часть здания Пентагона в Вашингтоне. Четвертый команде самолета и пассажирам удалось сделать все, чтобы самолет упал в уединенном месте. Сразу же были запрещены и остановлены все перелеты над территорией США. Были брошены все силы на помощь людям - пожарные, медики, полицейские… В результате этих терактов погибло почти 3000 человек, ранено более 6000, более 3000 детей потеряли хотя бы одного из родителей. Были разрушены не только только всем известные башни, но и прилегающие к ним дома. Этот теракт считается одним из крупнейших по количеству погибших.

Несколько разных моментов подтолкнули меня к желанию написать что-то об этом событии: 30-летний юбилей сольной карьеры Майкла Джексона 10.09.2001, просмотренный концерт Heathen Tour и воспоминание о том, что именно во время записи этого альбома и произошел теракт, восставшее воспоминание о том, как впервые это услышала… И мысли о том, что Боуи и его семья, и Майкл Джексон могли умереть тогда. И многие другие…

Дэвид Боуи рассказывал об этом событии, ведь тогда многие считали, что написанные им песни для альбома Heathen были созданы под впечатлением теракта (что совсем не так).

В интервью “Мюзикэкспресс” в июле 2002 года Дэвид рассказывает:

- Ты был на севере штата Нью-Йорк, в одной студии неподалеку от Вудстока, когда это произошло?

- Точно. Но моя жена была здесь. Я увидел по телевизору горящую первую башню и сразу же позвонил, потому что мы живем недалеко от «Уорлд Трейд Центра». Я сказал: «Что за чертовщина творится? Выглядит просто жутко!», а она: «Да, я как раз на кухне, завтрак готовлю» - для нашей бэби Лекси – «и вижу все из окна». И вдруг как закричит: «О боже! Теперь и во вторую башню попало!» В этот момент мне стало ясно, что это нападение. Я сказал: «Позаботься, чтоб вы оттуда выбрались!»

- Ну и что, они выбрались?

- Она промчалась с коляской 15 – 20 кварталов в направлении аптауна и оставалась там три дня у друзей. Я говорил ей – «приезжай в Вудсток», но моя жена всегда рассуждает трезво: «Такого второй раз не произойдет». Что я хочу сказать: «Окей, тогда я приеду», но она была весьма решительна: «Нет-нет. Работай дальше.» Когда я через пять дней приехал в Манхэттен, кругом было прямо какое-то полицейское государство; кругом заслоны. Чтобы попасть на свою улицу, я должен был через них пройти. (Голосом озабоченного полицейского): «Мистер Боуи, вы можете предъявить документы?» «Вы же меня только что по имени назвали!» «Да, но я тем не менее должен видеть ваш паспорт». Моя жена вынуждена была подойти к заслону, протянуть мне через него паспорт, и только тогда я смог пройти. Вот чушь, да? (Смеется.) Люди в этом городе сами себя поймали, они вообще круты на ловлю. Но в их глазах виден страх.

- А как ты относишься ко всему этому патриотическому шум-буруму?

- А! Он мне совсем не по душе. Очень неприятно.

- Но ты ведь играл на «Концерте для Нью-Йорка».

- Из всех британцев, которые в конце концов выступили, я  - единственный, кто живет в Нью-Йорке. Так что, само собой, сразу же зазвонил телефон: «Мы тут делаем такой концерт...» Ха-ха.

- Так что ты был практически принужден выступить?

- Я мог бы и отказаться. Но это было бы некрасиво. Неприлично. Кроме того, на прогулках я часто проходил мимо пожарной заставы на углу, и эти парни всегда играли с Лекси. Они потеряли семь человек. Так что все это имело и личный оттенок. Организаторы хотели, чтобы я открыл концерт “Heroes”. Я сказал: «Слушайте, эта песня - про двух алкашей у Берлинской стены. Что общего?» И тогда я начал с «Америки» Пола Саймона, в которой говорится о том, как человек впервые открывает для себя Америку. “Heroes” хороша для подъема морали, но «Америка», со своей вселяющей неуверенность атмосферой, по чувству подходила больше, с моей точки зрения.

А вот следующий альбом Reality частично точно вдохновлен терактом и последующими событиями (а именно - войной в Ираке). Вот что говорит Дэвид в интервью Rolling Stone в 2003 году:

RS: Ваши обложки к дискам просто прекрасны, такая би-муви-эстетика...

Bowie: Да, в визуальном плане она хороша... Больше стиля, чем содержания, верно? Типично для 90-х годов. Думаю, мы с этим покончили, теперь мы находимся совершенно в другом месте. Кажется, больше не существует никакой иронии, никаких шуток.

RS: А вы знаете, в чем причина этого?

Bowie: Да. В этом чертовом ударе по башням. Юмор кончился. (Громко смеется и наливает себе "Виттеля".)

А в начале – "New Killer Star": "See a great white scar over Battery Park" – самый явный из всех "Reality"-намеков на 11-е сентября. Боуи говорит, что на всех его пластинках можно услышать места, в которых он жил, пока их писал. Вот и "Heathen" он написал тоже в Нью-Йорке, но до 11-го сентября.

RS: По сравнению с людьми, вроде Брюса Спрингстина или Джона Бон Джови, у вас было много времени, чтобы написать свои 11-сентябрьские песни.

Bowie: Я был... очень травмирован, должен я сказать. Мы всегда чувствовали себя в Нью-Йорке в безопасности. Долгие месяцы у меня просто не было чувства, что я могу облечь происшедшее в слова. Как если бы я потерял голос. Я еще не все понимал. То есть сами события – да, но не последствия с точки зрения долгой перспективы. Потом становилось все яснее, каким образом правительство повело себя в новой ситуации, и я начал понимать. И тем не менее мне все еще нравится здесь жить (смеется).

RS: Вы написали тексты еще до иракской войны?

Bowie: Я не помню точно... нет, бОльшую часть я написал во время войны. Но тексты показывают единственно, как некий нью-йоркец переживает этот период. Я не хотел слишком углубляться в эту тему... Думаю, кто хочет точно знать, что происходит, должен просто заглянуть в интернет. Это не так уж сложно – найти там независимую и объективную информацию и догадаться по ней обо всем остальном. Я бы порекомендовал сайт "Проекта нового американского века" [www.newamericancentury.org - прим.ред.] (сейчас этот сайт пишет о пылесосах и других домашних помощниках) – он был основан еще в 1997 году людьми, вроде Чейни и Уолфовитца – можете себе представить, что это за объединение. Они написали в конце 1999 года свой манифест; кто его читает, тому должно сразу все стать ясно. Возвращаясь к альбому: тихий тонкий голос, который чего-то там верещит про то, что что-то в мире не так, наверняка мало кого может выбить из колеи (смеется). Я пишу всего лишь песни про этого человека и его жену.

Песня Дэвида Fall Dog Bobms The Moon о войне в Ираке. Дэвид выступил на благотворительном концерте с Heroes и This Is Not America.

Майкл Джексон 11 сентября 2001 года был в Нью-Йорке, так как 10-ого вечером давал концерт по 30-летию сольной карьеры. Джермейн в своей книге писал о том, что на утро 11 сентября у Майкла была назначена встреча во Всемирной торговом центре. Он не попал на нее, так как проспал.

Спустя несколько дней после терактов, Майкл Джексон обратился к своим коллегам из мира шоу-бизнеса с призывом записать совместно песню «What More Can I Give?», чтобы помочь собрать деньги для выживших и членов семей погибших в результате трагедии.

— Я верю всем сердцем, что музыкальное сообщество соберётся вместе, как один, и сплотится, чтобы помочь тысячам невинных жертв. Сейчас нужно огромное количество денег на выплату пособий, а этот проект позволит каждому из нас сыграть реальную роль в деле оказания помощи столь многим людям. Мы уже много раз демонстрировали, что музыка может затрагивать наши души. Настало время использовать эту силу, чтобы помочь начать процесс исцеления немедленно. Слова песни "What More Can I Give?" могут помочь людям мира найти утешение после атаки на Америку и создать ощущение мирового единства перед лицом бессмысленного насилия и массовых убийств.

Эта песня дала название третьего благотворительного концерта в память жертв терактов - United We Stand: What More Can I Give. Этот концерт представлял из себя шоу на полдня. В нем принимали участие Backstreet Boys, Krystal Harris, Хью Льюис, Джеймс Браун, Билли Гилман, O-Town, Ашер, Кристина Милиан, Кароль Кинг, Эл Грин, Pink, Бетт Мидлер, CeCe Peniston, Aerosmith, America, P. Diddy, NSYNC, Джанет Джексон, Destiny's Child, Род Стюарт, Goo Goo Dolls, Train, Мерайя Керри и, конечно, Майкл Джексон. Завершился концерт совместным исполнением песни What More Can I Give.

Майкл издаст в 2004 году песню We’ve Had Enough. Она - против любой войны, большой или маленькой, против вторжений в другие страны. Майкл не кричал о том, что нельзя так делать. Он всего лишь показал это глазами ребенка, глазами обычного человека, которому до лампочки большая политика и кто владеет нефтью. 

 

Об экономических последствиях и влиянии на здоровье писали так много. Но мне интереснее - как это повлияло на самих людей, на их восприятие мира и жизни. Ведь такие травмы откладываются надолго и остаются в коллективном подсознательном. Есть много информации о тех, кто выжил, последствиях для них. Но почти нет информации о том, как это переживали люди в других странах, на других материках. Да, они не были явными свидетелями, они даже не граждане этой страны. Но событие столь масштабное, что задело всех. В первую очередь это говорило о том, что мир не настолько безопасным, как казалось ранее. Что даже такая могущественная страна может попасть под сильнейший удар. Что уж говорить о других странах. Этот теракт повысил исламофобию и ненависть к мусульманам в мире. Намного больше людей начали их бояться и ненавидеть после 11 сентября 2001 года. Особенно в Нью-Йорке и США. Не особо разбираясь, кто ты и что ты. Если мусульманин, значит, опасный. С одной стороны это тоже психологическая защита: быстрее можно реагировать, если есть только черное и белое. Так ты можешь лучше позаботиться о себе и не тратить ценные секунды, которые могут спасти тебе жизнь, на принятие решения. С другой стороны - не все мусульмане плохие, далеко не все хотят захватить мир и убить “неверных”.

А затем последовала война в Ираке. И для большинства людей это воспринималось как месть за теракты, как желание заполучить нефть и убрать неудобную иракскую власть. Страдали десятки тысяч простых, ни в чем неповинных людей. Казалось, что вот, получили наконец-то Хусейна, которого обвиняли в терактах. Оставьте Ирак в покое. Но война продолжилась. Американские военные остались аж до 2011 года, избивая, мучая, убивая. Война это всегда ужасно. Это всегда превращение человека в зверя… В итоге погибло более миллиона человек. За что? Что просто жили в стране, на которую имеет зуб США?

Мир изменился тем утром 11 сентября 2001 года. Что-то стало  лучше, что-то хуже. Но изменения были сильны, как в сфере безопасности, политики, так и в умах людей. О чем говорят многие фильмы и книги, вдохновленные этим событием. И - как попытка пережить травму. Это событие отложилось настолько прочно и сильно, что появляется во многих книгах, песнях, фильмах, сериалах как фон. Например, в одном из моих любимых фильмов “Джули и Джулия”. Есть целые списки книг и фильмов о событиях того дня. Честно скажу, что не читала и не смотрела. Для меня это так же, как смотреть/читать о Голодоморе или о Майдане.

Когда думаю обо всем этом ужасе - теракте и последующей войне, то думаю, если бы все люди были, как Дэвид Боуи или Майкл Джексон, то Земля стала бы раем. Ведь никто бы никого не убивал, не причинял боль, не осуждал, не завидовал, а просто занимался своим любимым делом. При этом не могу не отметить, что сейчас замечаю позитивные изменения в мире. И 2020 - тому доказательство. Когда во время карантина люди сплотились и начали еще больше помогать друг другу, и всем было плевать на национальность, религию и цвет кожи. Black Lives Matter, созданная еще в 2013 году, в 2020 стала известной по всему миру, не имея ни лидера, ни иерархии. Когда тысячи людей выходили на митинги по всей планете в поддержку равноправия. Я не приветствую вандализм и мародерство в США. Но рада, что люди объединились по всему миру ради хорошей и важной миссии. Может быть, до конца этого столетия у нас станет намного меньше войн, а нетерпимость к расе, национальности, религии, ориентации и т.д. вообще сойдет на нет.

Категорія: David Bowie | Додав: Margota (11.09.2020)
Переглядів: 97 | Теги: David Bowie, 9/11, michael jackson | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
avatar