Головна » Твори » Вірші » Michael Jackson

О, Боже, он принимает демерол!

Это - одна из тех песен, что заинтересовали с первого прослушивания. Даже не структурой песни, не нежным голосом, призывающим расслабиться и улететь. А вот этой вот фразой: “О, Боже, он принимает демерол!” И я такая - в смысле?! Какого года песня? О чем она вообще? Какого черта петь о демероле в 1997 году и умереть от него в 2009?? Было ощущение, что песня должна была быть написана раньше. Не в период HIStory. Собственно потому и начала искать информацию о ней.

И, как оказалось, информации, что кот наплакал. Это песня с альбома ремиксов Blood On the Dance Floor. Не выпускалась синглом, нет на нее фильма. Ничего нет. Кроме пары упоминаний критиками и разбора структуры песни фанатами.

То, что есть в официальных источниках:

- Майкл написал эту песню полностью самостоятельно.

- Один из журналистов сказал, что Майкл Джексон в одной из частей песни поет от имени наркотика. Может быть. А, может, и нет. Возможно, Майкл поет от имени врача.

- Название песни на альбоме, продаваемом в Малайзии - "Just Say No" (Просто скажи нет). А вот Южная Корее вообще исключила трек из альбома. Ведь да, если не углубляться, то кажется, что Morphine - это соблазнение людей наркотиками. Если не углубляться!

- Morphine планировалось включить в последний тур. 

- В записи этой песни принимал участия Слэш, партнер Майкла по многим песням, созданным до и после Morphine.

Если вы только где-то что-то слышали о Майкле Джексоне, знаете Billie Jean, We Are The World, Smooth Criminal и еще парочку самых известных песен, то могу с уверенностью сказать: вы никогда не слышали ТАКОГО Майкла Джексона. Это не лирические баллады о любви и исцелении мира, это не танцевальные треки, под которые ноги сами несутся в пляс. Это очень жесткий и болезненный трек с элементами нежности. 

Эта песня была написана в 1993 году (мне не показалось, что она более раннего периода). Точнее - под конец 1993 года, во время или сразу после реабилитации. Из-за обвинений Майкл сильно подсел на обезболивающие и успокаивающие препараты. Осенью продолжился Dangerous Tour, вторая часть (Майкл постоянно разделял туры на 2-3 части). Каждый раз он выходил на сцену, зная, что весь мир читает желтую прессу (которая уже вынесла приговор) и есть те, кто верит этой лжи. Выходил, отдавался работе, забывая обо всем на свете. Ведь фанаты всегда верили и верят в невиновность Короля. Они поддерживали его по всему миру. Да и команда тоже развлекала его (например, Саида Гарретт, концерт в Буэнос-Айресе - очень видно, как развеселила его).

В итоге последний концерт тура был сыгран 11 ноября 1993 года, хотя планировалось еще около 40 концертов. Майкл Джексон в туре собирал деньги для своего благотворительного фонда. У него была цель - заработать 100 млн долларов и все их перевести в фонд. Собственно это он и сделал. Но потом начался еще один суд - за срыв концертов и невыполнение обязательств по контракту. Майклу пришлось заплатить большую неустойку. 

Итак, 12 ноября 1993 года было объявлено об отмене всех следующих концертов в связи с необходимостью пройти реабилитацию из-за зависимости от болеутоляющих. Предпосылкой на самом деле стали не сами обвинения 1993 года. Все началось еще в 1984 году, после ожога, полученного на съемках рекламы Пепси. Майклу тогда прописали болеутоляющие. И он быстро к ним привык. А процедуры по растягиванию кожи на голове (чтобы не было залысин на макушке) были очень болезненны. Потому он начал принимать их чаще, чем нужно. А вот обвинения 1993 года усугубили дело. Ведь когда неспокойно на душе, то это может вызывать ощущение физической боли. Кроме того, в турах Майкл всегда страдал бессонницей. Об этом рассказывали многие люди из его окружения. Когда после концерта Майкл мог не спать сутки-двое из-за прилива адреналина. А когда концерты шли через день… Только вот сон нужен был. Потому к обезболивающим присоединились успокаивающие препараты. Один из врачей Майкла сказал, что однажды провел у его постели 24 часа, вводя морфин, так как Майклу было очень больно. Что странно, ведь морфин - не обезболивающее средство, а успокоительное. Насколько всему можно верить - вопрос. Субъективные искажения (как, например, воспоминания Карен Фей) и желание славы/денег (как, например, у врачей) не могут дать точные данные. Все, что известно о том периоде, рассказал охранник Майкла - Стив Тарлинг (хотя это иногда его интерпретация событий). В интернете есть полная и подробная статья об этом. Я изложу лишь самое основное.

Майкла сразу же после концерта из Мехико забрала Элизабет Тейлор (которая не так давно сама проходила реабилитацию из-за зависимости от лекарственных препаратов). Вместе с ее мужем, Ларри Фортенски, они забрали Майкла и увезли в Лондон. По приезду Майкла забрали в микроавтобусе, а его двойник полетел в Швейцарию, чтобы отвлечь прессу. Пока ехали в клинику, психотерапевт Бичи Колкауф уточнил, понимает ли Майкл почему и зачем он сюда приехал (это самый важный момент реабилитации - осознание, что у тебя проблемы, и наличие желания с ними справиться), затем объяснил правила. Когда Майкл услышал о том, что ему нельзя будет пользоваться телефоном, то сказал, что передумал. И это меня никак не удивляет. Этот человек проводил часы и ночи, общаясь с разными людьми по всем уголкам мира. Чтобы не чувствовать одиночество и чем-то заняться, пока не хочется спать.

Сначала Майкла разместили в клинике. Но из-за прессы и попытки Майкла убежать было принято решение уединиться в доме Джона Рейда, менеджера Элтона Джона. Менеджер Майкла (а в 1993 еще один мальчик-друг), Фрэнк Касио, рассказывал о том, что Майклу не нравилось в клинике. По его словам, с ним обращались, как с душевнобольным, а обстановка напоминала психиатрическую лечебницу. Поэтому и было принято решение о смене места. Психотерапия зависимости проводилась в том же доме. У Майкла забрали все лекарства. Из-за невозможности их принимать, вернулась бессонница. Он просто не мог спать. Потому ночами он сочинял песни, часами разговаривал по телефону, смотрел фильмы (мне было приятно узнать, что одним из любимых его фильмов был “Унесенные ветром”), общался с теми, кто еще был в доме. 

Стив Тарлинг не упоминает момента ломки. Возможно, охранник просто этого не заметил, не видел, не знал или не захотел об этом говорить. А ведь это - такой же обязательный этап реабилитации. И если кокаин с героином дают физическую ломку, сильную физическую боль, то ломка от успокоительных - психологическая. Но не менее болезненная. Так же стоит учитывать, что отсутствие обезболивающих привело к необходимости чувствовать и физическую боль. И я знаю то чувство, когда бессонной ночью сидишь один в своей комнате и потихоньку сходишь с ума от того, что не можешь уснуть. Сколько страхов и демонов вылазит изнутри! И ты плачешь от отчаяния, не в состоянии что-либо сделать. И насколько притягательным кажется тогда препарат, который может все это убрать в секунду, “просто закрыть глаза и улететь”. Это страшно. Особенно, когда ты понимаешь, что такая ночь не единственная… Может, в одну из таких ночей и была создана Morphine.

По словам Стива Тарлинга психотерапия шла Майклу на пользу. Он начал больше есть, начал спать. Психотерапевт тоже вскользь упомянул об этом, что за 31 день полностью вылечил Майкла. На самом деле, психотерапия под Лондоном дала только основу, базу, какой-то минимальный стержень. Ведь вылечиться за 1 месяц сложно. А дальше Майклу нужно было это все время поддерживать, что ему не всегда удавалось (как минимум он сам говорил, что принимал обезболивающие из-за сломанной ноги в 2001 и падении с 5 метров на концерте в 1999).

Morphine - об узаконенных наркотиках, о лекарствах, которые призваны помогать людям. Но на которые так легко подсесть. Когда сам врач говорит тебе: “Все хорошо, это не повредит, ты не станешь наркоманом. Просто расслабься и боль сейчас уйдет.” И вот представить - загнанного Майкла, прячущегося в отелях Сингапура и Таиланда. И врача, говорящего все это. Как легко поверить (потому что хочется!). Ведь всего пара минут - и мир с его болью и проблемами исчезнет. А ты унесешься в мир снов. С Питером Пеном, Венди, пиратами, Микки Маусом. Там, где тебя любят. И неважно, что рядом Лиз и племянники 3Т. Они ведь не имеют власти остановить весь этот ужас. А врач - имеет власть. Если не остановить ужас, то убрать из этого ужаса человека, перенести его в мир снов. 

 

Песня начинается с какого-то гудения. Поначалу мне казалось, что это звук летающей мухи. Но позже это стало напоминать шум проводов, по которым идет электричество. Звуки в начале кажутся то ли футуристическими, то ли фантастическими. И при этом вселяют чувство опасности. В какой-то момент присоединяются бассы, словно отбивая сердечный ритм. Перед самим появлением Майкла происходит шипящий звук, что проносится словно перед твоим лицом. А затем - выкрик: “He got flat, baby” (Он попался, детка). Майкл поет очень напряженно, выкрикивая/выплевывая слова. И шипящая, стучащая музыка дополняет голос. Это шипение все время слышно в песне. Иногда кажется, что это звук электричества, как в фильмах. Но, если прислушаться, то еще есть писк. И тогда вспоминается медицинская аппаратура для операций (шипение аппарата для дыхания и пищание датчиков). Иногда Майкл срывается на крик, выделяя интонацией некоторые слова (в конце каждого четверостишия): body, unrelying, unreliable, desire (тело, ненадежно, желание). И вот после крика о желании вроде бы кажется, что что-то должно прорваться, взорваться, ведь накал очень сильный. Но в этот момент тон понижается, музыка становится более мелодичной, остаются лишь пугающие барабаны, а Майкл так нежно начинает петь “Поверь мне”. Но это продолжается не больше 10 секунд. А потом все возвращается на круги своя резким выкриком Morphine! Несколько секунд самой музыки, стучащей и шипящей. И вдруг - стук. Обычный стук, словно кто-то стучит в дверь, перед тем, как зайти. И голос женщины: Do you heard what the doctor said? (Вы слышали, что сказал доктор?). Затем возникает голос мужчины, чьи слова уже очень сложно разобрать. Эти голоса - из фильма Дэвида Линча 1980 года “Человек-слон”. В первом случае - это старшая медсестра Мазерзхед. Она стучит по столешнице, призывая Меррика пойти за врачом (первый визит в клинику). Второй голос, скорей всего, принадлежит врачу Фредерику Тривзу. После того, как голос мужчины затихает, снова врывается Майкл, выплевывая фразы с напряжением и иногда крича: liar, survivor, rival, undesirable (лжец, выживший, соперник, нежелательный). И опять на несколько секунд музыка меняется, становится мелодичнее, призывая поверить… Выкрик: Goin' babe! (Давай, детка!) Музыка все так же стучит, пугая и напрягая. На заднем плане снова слышатся чьи-то слова. Встречала мнение, что это из фильма “Сын Франкенштейна”. Но, если бы использовался еще один фильм, то это было бы указано в записи (как с “Человеком-слоном”). Пугающий сильный голос шипит: Morphine.. И вдруг… “Relax…” (Расслабься). Музыка резко обрывается и за миг звучит чарующая, расслабляющая мелодия, созданная фортепиано и флейтами, а Майкл так сладко поет, что надо только чуть-чуть потерпеть, все будет хорошо, закрыть глаза и улететь… Чуть больше 1 минуты мы можем наслаждаться спокойствием, расслабленностью, умиротворением. Словно попал в мир, когда тебе уже укололи успокоительное и ты плавно погружаешься в сон. И все останавливается, больше ничего не важно, кроме этого сладкого и манящего желания уснуть. Но тут - как удар по голове, вскрик УУУ! И шипящие удары. Тебя грубо вырвали из пьянящего расслабления и жестоко вернули в действительность. Музыка опять шипит и стучит. Опять голос медсестры и врача. “He got shit, baby!” (Он попался, детка). Через несколько секунд мелодия в который уже раз становится более мягкой, прося поверить. Шипение захлестывает, рассказывая о морфине, о падении в никуда. Песня завершается выкриком в полной тишине Morphine!

Песня очень тяжелая, давящая. И при этом ее приятно слушать. Как минимум из-за вот той расслабляющей минуты. Так же, как и фильм, звуки из которого дополняют песню. Майкл Джексон не просто поет о зависимости в Morphine, но воссоздает физическое и эмоциональное переживание зависимости и заставляет нас, слушателей, испытать это на себе.

А теперь о фильме “Человек-слон”. Майкл Джексон не взял просто фразу любой попавшейся медсестры из любого попавшегося фильма. Он специально выбрал этот фильм и эту фразу. Когда Джону Меррику его “хозяин” велит приехать в больницу. Он заходит внутрь, стоит, молчит. Он не доверяет людям, боится их. Ведь всю его жизнь его травили, обзывали, боялись его и пугались его. Он не знает, что его ждет наедине с этим доктором. Потому стоит, хотя Тривз сказал ему идти за ним. И вот медсестра своим вопросом-приказом заставляет Меррика повиноваться. После этого Меррика показывают нескольким десяткам врачей, раздевают догола. Врач надеется, что Человек-слон - имбицил, который ничего не понимает и не чувствует. Потом через пару дней прибегает мальчик, прося помочь Меррику, которого побил “хозяин”. Тривз приезжает и хочет забрать его, чтобы вылечить. Но Байтс (хозяин) ни в какую не хочет отдавать. В какой-то момент он восклицает “Он - величайший уродец в мире”. В этот миг у меня в голове соединились два проводка. СМИ ведь тоже несли подобное послание в мир о Майкле Джексоне. Что он чокнутый, странный, фрик, эксцентричный и т.д. 

 

Тривз  все же забирает Меррика, лечит его. Джон показывает, что он все понимает, что он умный, умеет читать, ему нравится 23 псалом из Библии. Тривз начинает его знакомить с другими людьми из высшего света. Все хотят познакомиться с Мерриком. Да, теперь это благопристойно - сидят, пьют чай, общаются, а не кричат в цирке. Но суть та же - “прийти и посмотреть”. О чем говорит сначала Мазерзхед, а потом и сам врач. Но в этом есть и кое-что хорошее. К Джону приходит актриса театра и дарит ему книгу “Ромео и Джульетта”, называет его Ромео, дарит свою фотографию. (Мне сразу же вспомнилась Элизабет Тейлор). В любом случае Меррик счастлив. Он в тепле, одет, обут, его не гонят, не травят, он может читать, общаться с людьми, строить макеты храмов. Пока пьяный охранник не приводит толпу зевак, которые издеваются над Джоном. Эта сцена мне напомнила о Джозефе Джексоне и его методах “воспитания”. Меррик замирает. Он даже не сопротивляется. Кажется, что он парализован страхом…

 

Байтс увозит его, снова показывает публике, бьет, сажает в клетку. Но на этот раз Джону помогают другие “уродцы”. Очень показательный момент, что неважно, как ты выглядишь, главное - что ты делаешь. И что те, кого большинство считает уродом, на самом деле Люди. ”Как зеркало показывает правду, ты увидишь, что зло - это ты.” Меррик возвращается в Лондон. К нему пристают на вокзале мальчишки, от которых пытается убежать. Случайно сбивает девочку. Люди ополчаются вокруг него, снимают его маску (помните, что Майкл тоже носил маски? А СМИ кричали, что у него нос отпал…). В итоге Меррик прижат к стене перепуганной злой толпой. И начинает кричать: “Я не слон. Я не животное. Я человек! Я мужчина!” Сколько раз Майкл Джексон в своих интервью говорил: “Я человек. Я не Wacko. Я чувствую. И мне тоже больно!” Но кто его слышал?..

 

Меррик оказывается снова в больнице, в своих комнатах, одетый, накормленный, в окружении людей, которые его любят. Идет в театр, смотрит пьесу. После этого на сцену выходит знакомая ему актриса, которая говорит о посвящении сегодняшнего выступления Джону Меррику. Этот момент мне напомнил “коронацию” Майкла Элизабет Тейлор. А дальше - весь зал поднимается и аплодирует Меррику. Фильм заканчивается тем, что Джон ложиться спать, как обычный человек. И погибает, ведь большая голова передавливает тонкую шею. Он понимал, что делает. Он хотел уснуть, как обычный человек. И умереть Человеком. В этот момент я вспомнила о желании уснуть Майкла Джексона 25 июня 2009 года. И его несостоявшийся “последний поклон”... Только вот Майкл хотел проснуться.

 

Я посмотрела этот фильм именно из-за услышанной в песне фразы. Фильм психологически тяжелый. И я бы вряд ли его смотрела просто так. Тяжелый он и из-за соприкосновения с жизнью Майкла Джексона. Было ли это самосбывающееся пророчество или просто совпадение? Ведь Линч 100% не предсказывал будущее, создавая этот фильм в 1980 году. А Майкл видел в Человеке-слоне - себя. В какой-то мере в нем я тоже увидела себя. Еще одно отражение - что в каждом живет маленький или большой фрик… Почти весь фильм у меня в голове стучало “He's a monster. He's an animal.” (Он монстр. Он животное) - фразы из песни Майкла Джексона “Монстр”. Для Майкла неудивительно называть себя монстром, чудовищем, бугименом, зверем в своих песнях. Ведь именно так писали о нем СМИ, именно так воспринимали его многие люди. После просмотра фильма у меня было огромное сожаление и злость. Один из величайших людей в мире, который помог стольким детям, проложил путь своей расе, столько сделал для искусства и вообще для всего мира - ассоциировал себя с Человеком-слоном! Да в каком мире мы живем? Где человека, который хочет остановить войны, спасти природу, осчастливить детей, называют чокнутым! Так кто на самом деле Wacko?!

Ниже представлен перевод песни. Вчитайтесь в него. Это все не о ком-то, не к кому-то. Майкл рассказывает о себе с точки зрения СМИ: “Он прокололся! Он предал свою расу! Он такой же, как все, со скелетами в шкафу! Пусть знает свое место!..” Кстати, обратите внимание на “собак”. В фильме “Leave Me Alone” Майкл использует образ одетых в костюмы собак, чтобы показать журналистов. В том же фильме он с гирей на ноге танцует со скелетом Человека-слона (СМИ писали, что он хотел купить его).

 

Может показаться, что я жалею Майкла Джексона. Ведь он был оклеветан, невиновен, прошел унизительный осмотр, а против него ополчились все СМИ, вся полиция округа и “жестокий человек Дом Шелдон” (может, как-то и к этой песне дойду). Нет. Вот чего-чего, а жалости у меня нет и капельки к нему! Есть сочувствие. И восхищение, что он, несмотря на всю эту грязь, поднялся, восстановился, создал потом классные вещи (включая мои любимые “Призраки” и Invincible). Он сильный и волевой человек. Так что - никакой жалости. Только уважение и сочувствие.

Морфин

Он прокололся, детка.

Удар в спину, детка.

Сердечный приступ, детка.

Мне нужно твое тело!

Страстный поцелуй, сладкая.

Он просто сука, детка.

Меня от тебя тошнит, детка.

Так ненадежно!

Я такая свинья, детка.

Все испорчено, папаша.

Я ненавижу таких, как ты, детка.

Так ненадежно!

Горящие слухи, детка.

Он один из нас, детка.

Другой наркотик, детка.

Ты его так желаешь!

 

Верь мне

Верь мне

Доверься мне.

Ты принимаешь морфин.

 

Они знают свое место, детка.

Получили удар в лицо, детка.

Ты ненавидишь свою расу, детка.

Ты просто лжец!

Твое каждое лизание, детка.

Твоя собака - сука, детка.

Меня от тебя тошнит, детка.

Твоя душа выжила!

Она никогда не отделялась от меня.

Она никогда не отделялась, детка.

Я должен был что-то сделать.

Ты просто мой соперник!

Всегда радовать, папаша.

Встать и уйти, папаша.

Мне стыдно за тебя, папаша.

Так нежелательно!

 

Верь мне

Верь мне

Доверься мне.

Ты принимаешь морфин.

 

Давай, детка!

 

Расслабься.

Это не повредит тебе.

Перед тем, как я введу,

Закрой глаза и сосчитай до 10.

Не плачь.

Ты не станешь наркоманом.

Не надо тревожиться.

Закрой глаза и уплывай.

 

Демерол

Демерол

О, Боже, он принимает демерол!

 

Он пытался

Так сильно убедить ее

Принять сегодня больше, чем вчера.

Сегодня он хочет этого еще сильнее.

Не плачь.

Я не обижу тебя.

Вчера тебе доверяли.

Сегодня он принимает уже дважды в день.

 

Он попал, детка.

Твоя собака - сука, детка.

Меня от тебя тошнит, детка.

Ты - лжец!

Правда - это игра, папаша?

Чтобы выиграть славу?

Все то же самое, детка.

Так ненадежно!

 

Верь мне

Верь мне

Доверься мне.

Ты принимаешь морфин.

 

Ты просто сидишь и говоришь ни о чем.

Ты принимаешь морфин.

Давай, детка.

Я качусь по наклонной, детка.

Ты принимаешь морфин!

Сделай это, детка.

Морфин!

Морфин!

Категорія: Michael Jackson | Додав: Margota (05.09.2020)
Переглядів: 165 | Теги: Morphine, Blood On The Dance Floor, MJ, michael jackson | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
avatar