Головна » Твори » Оповідання

Обретенный Неверленд

Майкл удобно расположился между зелеными ветками большого старого платана. Он наслаждался закатом, покоем и умиротворением. Когда тебе никуда не нужно бежать. Никого не нужно спасать. Ты здесь один. И тебе не одиноко от одиночества. Легкая нежная мелодия наполняла тишину вокруг. Прекрасная удивительная музыка Чайковского переливалась и искрилась «Временами года». Как и небо над горизонтом. Последние лучи солнца еще освещали редкие облака. Но все вокруг уже утопало в темноте. Начали зажигаться одна за другой звездочки. И яркий всплеск розовых, фиолетовых и золотых красок стал угасать, уступая место мягкому свечению луны и нежному мерцанию звезд.

Музыка из спрятанных повсюду динамиков сменилась на «Лунную сонату» Бетховена, более подходящую к настроению Майкла и времени суток. Сверки пели в траве, стараясь не сбиться с волшебного ритма мелодии. На мир опустилась ночь. А в Неверленде загорались огни, разгоняя мрак. И такая тишина вокруг! Лишь музыка, сверчки и шелест ветра. И собственное дыхание. Это ничего. Завтра, если только он захочет, здесь снова будет шумно, громко и весело.

Майкл улыбнулся этой мысли, вспоминая сегодняшний сумбурный день.

 

Ему снились дивные сны. Здесь всегда снятся удивительные сны. Потому и просыпается всегда счастливый, с улыбкой на лице. Вскакивает с кровати, потягивается и подходит к зеркалу. Подумать только – раньше он терпеть не мог свое отражение. Как же все изменилось! Осмотрев себя, решил сегодня побыть постарше и выбрал возраст в 30 лет.

Из зеркала смотрел стройный высокий парень, с длинными вьющимися волосами, темно-карими глазами, чарующей белозубой улыбкой и шоколадной кожей. Майкл ухватил первое, что попало под руку из одежды, и выбежал из дома.

Динамики тут же взорвались ритмом Billie Jean, и он полетел своей лунной походкой к киоску с мороженым. Здесь Майкл мог бы никогда не есть и не спать. Но как отказаться от мороженого, сахарной ваты и попкорна? Как отказаться от волшебных снов?

 

Так, наслаждаясь холодными шариками, Майкл протанцевал к зоопарку. Он просто обожал их всех! Слоны, жирафы, львы, тигры, питоны, крокодилы, фламинго, ламы… Быстро доев свой завтрак, он начал кормить подопечных. Здесь были все те, кто умер так давно. И о ком он горевал. Но сейчас они снова вместе. Животные рады хозяину. Он каждого погладит и скажет доброе слово, каждому даст вкусняшку. Зоопарк, в котором нет клеток. И никто ни на кого не нападает.

Вдоволь наигравшись со зверьем, Майкл вскочил на качелю и принялся раскачиваться. Казалось, еще чуть-чуть и он взлетит. Новая песня поселилась в его голове, и Майкл принялся битбоксить, как всегда делал. И посылать ее творцу на Землю. Кто-то из них услышит эту мелодию и создаст шедевр, который покорит мир. Будет уверен, что песня просто «упала на колени». Но никогда не узнает, кто ее послал. Майкл не мог не творить. Он создавал даже здесь! Рисовал, танцевал, придумывал песни и мелодии, играл в пьесах и фильмах… Что-то отправлялось на Землю. А что-то оставалось при нем. Не потому, что жаль отдавать. А потому, что еще не пришло время.

Из красочного мира новой песни Майкла вытолкнул толчок в плечо и возглас:

- Ты снова старый! Тебе не скучно?

Засмеялся, открывая глаза, уже зная, кто так нагло его потревожил. И стал изменяться прямо на глазах: уменьшился в росте, прическа сделалась в стиле афро. Одежда тоже поменялась – зеленая футболка и штаны. Превратился в Питера Пена.

- Куда отправимся, Венди? – подлетел к девочке, которая кружила над качелью. – К пиратам или краснокожим?

- К русалкам. Я от них добьюсь уважения! – пригрозила пальчиком, а фиалковые глаза весело блестнули.

- Кто последний – тот тухлое яблоко! – крикнул Питер и рванул что есть мочи к заливу русалок.

- Ах, ты ж мелкий засранец! – кричала Лиз ему вслед, пытаясь догнать. – Вот я тебе всыплю!

А он лишь смеялся и показывал ей язык.

 

Питер и Венди, Майкл и Лиз, играли в догонялки, летали над ранчо, распугивая птиц, пели и плясали под джаз и R’n’B. Оторвали по кусочку облака, наспех перекусив. А затем оказались возле аттракционов, где царил неимоверный шум: куча детей бегала, кричала, смеялась и разговаривала. Среди них Майкл легко узнал беловолосого подростка.

- Как дела, Райан? – хлопнул его по плечу.

- Майкл! – обнял его крепко. – Замечательно! Вот, развлекаемся.

- И мы к вам. Помнишь Лиз?

- Еще бы!

Как же не помнишь девчонку, которая обыграла его в Moonwalk.

Карусель, колесо обозрения, американские горки, катапульта… Малышня прокатилась на каждом аттракционе. Кто-то пошел в комнату страха, а кто-то к кривым зеркалам.

 

Майкл же решил передохнуть. Его всегда радовали дети. С ними он был счастлив абсолютно и полностью. Но сегодня он хотел заняться еще некоторыми вещами. Да и Лиз собралась улетать:

- До встречи, детка! Полечу проведаю Ричарда, чтобы ему не скучно было.

Помахала на прощанье, тут же превратившись в молодую привлекательную женщину.

- До встречи, Лиз! – произнес он, хотя та уже его не слышала.

Майкл подался к одному месту, которого раньше в Неверденде не было. И куда мог входить только он. Небольшой светлый домик без окон на берегу пруда. К нему вела дорожка, обрамленная всегда цветущими здесь счастливыми цветами, что улыбались хозяину. А он не мог не улыбнуться им, проходя мимо.

Как только вошел внутрь, полумрак рассеялся. Слабый голубой свет озарил комнату. Полностью пустую, за исключением огромного зеркала  и небольшого кресла рядом. Майкл подошел к зеркалу, и его гладь заволновалась, готовясь показать хозяину то, что он пожелает увидеть. Мир… Войны, убийства, политика, насилие… А что хорошего произошло? Карантин. Майкл улыбнулся, наблюдая, как быстро восстанавливается природа без людей. Может, наконец-то они увидят, что мир – действительно волшебное место? И перестанут его разрушать. Black Lives Matter. Мужчина с восхищением наблюдал, как десятки тысяч людей по всей планете выходили на протесты из-за смерти темнокожего. Все! Белые, черные, желтые. И пели его песню. Слезы выступили на глазах. Ведь ради этого он и жил. Ради этого творил. Конечно, ему не нравился вандализм и насилие, что иногда происходило среди митингующих. Но вот их единение радовало.

А что там дети? Принц помогает в карантин. Биджи открыл блог. Пэрис снимается. Они счастливы, и все хорошо. У Майкла сжалось сердце, когда вспомнил прошлый год. И его маленькую девочку, вытирающую глупые надписи на его звезде славы. После смерти старые боли и раны ушли. А новые не так остро чувствуются. ДА и со стороны ты видишь ситуацию шире. Но, боже, как же он ненавидел этих тварей! Которые ради денег сделали так больно его семье! Но был рад увидеть, как преданные фанаты не поверили, как бросились искать опровержения и доказывать ложь этих двоих. Майкл послал любовь и поддержку своим мальчикам и девочке. Он скучает по ним. Но им сюда еще очень рано. Все, что он может, - это посылать им свою любовь. И иногда, когда спят, прилетать к ним в комнаты, поправлять одеяла и целовать в лобики. Его малыши. Его солнце, его дни и ночи, его мир, его жизнь.

Он горевал о Бене, но так и не смог с ним встретиться. Самоубийцам в этот мир путь заказан. Как и таким, как Том Снеддон. Каждый попадает в такой мир ,в который верил. И, если ты веришь, что все вокруг насильники, то и попадешь в такой же.

Удостоверившись, что с семьей все хорошо, переключил внимание на фанатов. Да, он мог бы забыть о них, ведь уже не нуждается ни в их любви, ни в их поддержке. Но фанаты – тоже его семья. Огромная межнациональная, всепланетная семья. Миллионы и миллионы. Закрыл глаза и прислушался. Миллионы голосов взывают к нему, говорят о нем, вдохновляются им, поют его песни, танцуют, творят. От миллионов голосов и образов мозг мог бы вскипеть за секунду. Но он не смертный человек и имеет новые способности, как и чайка Джонатан. Майкл слушает. На его лице сменяются эмоции: радость, когда слышит благодарность, печаль от боли утраты, гордость от творений фанатов, злость от того, что им приходится снова защищать его имя. Любовь, ведь все это к нему. Кому-то из них он послал свою любовь. К кому-то прилетит ночью и осушит слезы во сне. Кому-то присниться. А кого-то навестит лично. После заката. А сейчас…

Майкл выпрыгнул из домика и воспарил, меняясь на глазах. Он вновь стал взрослым, теперь уже 45-летним. В этом мире он мог стать, каким угодно, в каком угодно возрасте. И он менялся каждый день и даже чаще. Однажды попробовал быть стариком 70 лет от интереса. Но всегда неизменными оставались чарующая улыбка, озорные добрые глаза и шоколадная кожа, которой так не хватало последние 20 лет…

Впорхнул в зал в центре Лос-Анжелеса.

- Мы думали, ты забыл, - вместо приветствия произнес Джин.

- Это он так думал. А я был уверен, что ты прилетишь.

- И ты не ошибся, Джеймс. Уже все в сборе? – Майкл оглянулся. Джин, Фред, Джеймс, Сэмми, Чарли, Джеки – вся компания в сборе. И тут началось веселье! Танцы, песни, съемки фильмов (которые здесь можно было создавать за полчаса), шутки! От такого даже в этом мире болели ноги от танцев и животы от смеха. Зато сколько радости. И никогда не наскучивает.

Перед закатом Майкл попрощался со своими учителями и подался домой. И вот, сидя на своем дарующем дереве, перебирал в памяти фрагменты прошедшего дня. Весь этот мир дарил счастье. Ведь он мог быть кем-угодно, каким-угодно, где-угодно. Он мог летать, мог вызвать или остановить дождь взмахом руки, а улыбкой зажечь радугу. Мог день напролет танцевать и не уставать. Мог сутками смотреть фильмы и мультфильмы. Мог прогуляться спокойно по улице. Мог все!

И потому не спешил перерождаться. Ему здесь хорошо и уютно, во вновь обретенном Неверленде. Да и не время еще. Земля никак до сих пор не могла успокоиться от его предыдущих подвигов. Людям он сейчас нужнее как дух, а не как человек.

 

Когда погас последний луч, Майкл спрыгнул с платана и помчался к Земле. Сначала к детям, потом к друзьям и семье, затем – к фанатам, даря любовь и утешение.

Категорія: Оповідання | Додав: Margota (20.10.2020)
Переглядів: 130 | Теги: MJ, Neverland, michael jackson | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
avatar